Офшор

Говоря об офшорах, очень часто приходится сталкиваться с укоренившимися заблуждениями и упрощениями. Для кого-то это идеальный рецепт по уходу от уплаты налогов, кто-то видит за офшорами какие-то подозрительные схемы. Что же такое офшор, и когда он может пригодиться?

ofshor

Что это такое?

Офшор (иногда еще пишут «оффшор»), строго говоря – это налоговая зона, позволяющая вести бизнес с низкими затратами на его обслуживание. Если, например, какое-либо государство предлагает юридическим лицам льготные налоговые режимы, куда более выгодные, чем в своих родных странах, то это, по сути, и есть офшор. Просто иногда получается так, что где-то еще, за рубежом, содержать бизнес и выводить деньги значительно проще.

Офшор простыми словами – это территория, где налогообложение значительно мягче. Офшором может быть и полноценное государство, как Республика Кипр, так и сложные образования вроде Британских Виргинских Островов, которые являются зависимой территорией Великобритании.

Часто офшором называют либо иностранную компанию, действующую в России, либо российское юридическое лицо, собственником которого является иностранная компания, зарегистрированная в офшоре.

Чем может быть удобен офшор? 

Всего можно выделить три причины, по которым предприниматели прибегают к помощи офшоров:

  • Офшоры – это налоговая оптимизация. Например, та же выплата дивидендов в России с 2015 года стала еще менее выгодной, поскольку ставка налога выросла с 9 до 13%. А вот выплата дивидендов в офшорной компании может облагаться куда меньшим налогом (или даже не облагаться вовсе);
  • Офшоры позволяют скрывать реальных владельцев активов. Однако начавшаяся в последние годы кампания по «деофшоризации» во многом направлена как раз на поиск скромных владельцев, которые прячутся в офшорных матрешках. Бенефициары теперь должны прикладывать еще больше усилий, если они настолько сильно хотят остаться в тени;
  • Офшоры часто используются в качестве лицензиара. Практика передачи интеллектуальной собственности офшорной компании стала очень популярной.

Налоговая оптимизация

Если говорить об использовании офшора как средства для налоговой оптимизации, то наиболее популярный Кипр в этом отношении – далеко уже не чемпион. Впрочем, он по инерции по-прежнему остается одной из главных гаваней российского бизнеса. Причем часто предприниматели используют офшоры без всякого смысла, по наитию. На их беду готовые фирмы с офшором часто преподносятся как прекрасное решение всех проблем.

Разумеется, следует понимать, зачем Вам нужна компания в офшоре, и в каком офшоре именно. Вообще использование офшора предполагает наличие квалифицированных бухгалтеров и налоговых консультантов, конечно, если речь идёт о совсем уж мошеннических фокусах. Но их мы и не будем рассматривать.

Хороший пример налоговой оптимизации с использованием офшора – это выплата дивидендов. Итак, в 2015 году ставку налога на дивиденды («дивиденды» – для АО, для ООО это «распределение части чистой прибыли общества») подняли с 9 до 13%, сравняв её со ставкой НДФЛ. Логика законодателя ясна, но это, в свою очередь, подтолкнуло крупных налогоплательщиков искать другие пути получения прибыли.

Здесь как раз и пригодится офшор. Благодаря соглашениям об избежании двойного налогообложения Российской Федерации с рядом стран, российская компания может уплачивать налог с дивидендов не по российскому законодательству, а по законодательству офшора. Однако при этом важно знать, что это условие актуально только в том случае, если оперативная деятельность осуществляется в офшоре.

Предположим, единственным участником Вашей компании является юридическое лицо, зарегистрированное на Кипре. В том случае, если налоговыми органами нашей стране не будет установлено, что это – трюк, и что оперативная деятельность осуществляется в России, а не на Кипре, то налог на выплату дивидендов Вы сможете уплачивать по законодательству Республики Кипр.

Кстати, дух легкой паранойи и секретности, царящий в некоторых российских корпорациях, как раз связан с сокрытием операционной деятельности. Естественно, что все решения и основной документооборот осуществляется в России. Но пока органы ФНС об этом не знают – всё в порядке.

Прятки

Некоторые люди очень не хотят, чтобы знали об их активах. Очень часто, почему-то, этими людьми оказываются люди, приближенные к власти. Или просто чиновники. И надо признать, что долгое время использование офшоров затрудняло идентификацию конечных бенефициаров, т.е. физических людей, которые снимали сливки с хозяйственной деятельности компании.

Стремительная глобализация экономики и сложное корпоративное право в самом деле позволяют прятать бенефициаров, как смерть Кощея. Например, российской компанией владеет кипрский офшор, акционерами которого являются нидерландские (кстати, Нидерланды тоже часто используются в качестве офшора) компании, и только уж они имеют акционерами реальных физических лиц.

Так или иначе, но сейчас и подобные ухищрения часто не помогают. Например, с 2015 года российские банки начали требовать сообщать о конечных бенефициаров, и многим действительно пришлось выйти из тени. Кроме того, сейчас активно налаживаются связи между налоговыми органами разных стран – всё для той же идентификации бенефициаров.

Да, по-прежнему существуют экзотические юрисдикции и варианты, которые позволяют скрывать реального хозяина бизнеса. Правда, часто это сопряжено с такими трудностями и рисками, что стоит хорошо подумать – а оно вообще надо? В конце концов, если Вы – не чиновник, скрывающий свой бизнес, то нет такой острой нужды скрываться за спинами множества офшорных компаний.

В этой связи нельзя не упомянуть офшорный скандал, разгоревшийся в 2016 году, когда журналисты из США опубликовали сведения о реальных (насколько – остается гадать) владельцах множества офшорных компаний, зарегистрированных в Панаме. Скандал затронул и первых лиц России. Даже если принять за основу точку зрения, что это шантаж и фальсификация, вряд ли после этого скандала можно говорить о полной анонимности. Борьба с офшорами постепенно набирает обороты, и это понятно – ни одно государство не заинтересовано в утечке капиталов. С другой стороны, почему-то при этом забывают упомянуть, что утечка капиталов связана не только с желанием «набрать и убежать», но и просто с тем фактом, что налоговый режим в стране далёк от идеала.

Роялти

Еще одной сферой применения офшоров является интеллектуальная собственность. В целом, это тоже можно отнести к категории налоговой оптимизации, хотя здесь есть и доля осторожности. Конечно, волна рейдерства в России давно пошла на спад, и те случаи захвата активов, что сейчас практикуются – это либо совсем уж примитивные подлоги документов, либо вмешательство высоких чинов. В последнем случае часто и офшоры не в состоянии помочь, увы, рейдерство «с погонами» наиболее опасное.

Тем не менее, компании, располагающие ценной интеллектуальной собственностью, часто используют офшоры. Неважно, что это – лицензия на компьютерную программу или товарный знак. Важно то, что некоторые юрисдикции (самая популярная для подобных целей – уже упомянутые Нидерланды) позволяют минимизировать налогообложение.

И некоторые крупные российские компании как раз так и работают. При такой схеме владельцем ценного актива является офшорная компания, зарегистрированная, например, на Кипре. Она передает, в свою очередь, права на использование интеллектуальной собственности нидерландской компании. Она-то и будет в этой цепочке главным дистрибьютером прав на использование интеллектуальной деятельности.

В таком случае, российская компания, в силу заключенного между РФ и Нидерландами соглашения об избежании двойного налогообложения, налогов у источника в РФ не возникнет, а голландский офшор будет платить налоги лишь с разницы между роялти, полученными в России и роялти, выплаченными в пользу кипрского офшора. Упомянутая разница, ввиду ужесточения голландского законодательства, должна составлять не менее 7%.

Из пушки по воробьям

Как можно было убедиться, офшоры имеют очень широкую сферу применения. Да, чаще всего офшоры ассоциируются с выводом капиталов за рубеж, это действительно актуальная для России проблема. Это, кстати, не только повод для того, чтобы в очередной раз покритиковать хищнический образ поведения российских предпринимателей, но и повод подумать – неужели в России настолько плохо с налоговой политикой, что высокая прибыль так часто доводит людей до офшоров?

В конце концов, использование офшоров – недешевое удовольствие, относительно сложное (конечно, смотря еще где, но регистрация ООО явно проще), да и не такое оперативное (особенно в плане управления). Подходит далеко не для каждого случая, но, увы, всё равно имеет крайне широкое распространение в нашей стране.